Москва промышленная

Коммерческий директор ЗАО "Связь инжиниринг" Владимир Хлебников принял участие в программе "Москва промышленная" на радио "Комсомольская правда". Интервью освещает историю создания предприятия, текущее состояние российского рынка и положение отечественных производителей телекоммуникационного оборудования и радиоэлектронных приборов.

АЗ: Здравствуйте, вы слушаете программу "Москва промышленная". В студии корреспондент радио «Комсомольская правда» Александр Зюзяев.

Принято считать, что в работе операторов сотовой связи используется только импортное оборудование. Это не совсем так. Продукция российских предприятий также используется в высокотехнологичных производствах. Сегодня мы об этом поговорим с Коммерческим директором компании "Связь инжиниринг" Владимиром Хлебниковым. Владимир, добрый день.

ВХ: Добрый день, Александр.

АЗ: На самом деле хотелось бы, скажем так, два шага назад сделать, немножко об истории вашего предприятия пообщаться, поговорить. Когда оно появилось и что было стимулом.

ВХ: Наша компания ЗАО «Связь инжиниринг» была образована в 1997 году на базе одного из отделов Радиотехнического института имени академика Минца. В советское время это был головной институт по наземному эшелону противоракетной обороны. Занимался он загоризонтной локацией. И из этого института в свое время в начале 90-х вышла компания "Вымпелком". Компания "Связь инжиниринг" в 97-м году, выйдя целым отделом из этого института, стала основным технологическим и производственным партнером компании «Вымпелком», которая в то время очень бурно развивалась, строила большое количество новых базовых станций, и ЗАО «Связь инжиниринг» занялось производством и поставкой базовых станций.

АЗ: Насколько я понимаю, вы сотрудничали не только с "Вымпелкомом"?

ВХ: На первом этапе это был основной наш партнер, который позволил действительно развить компетенцию по производству, построить завод в Москве, в районе Царицыно. Мы построили завод «с нуля» 25 000 м2, оснастили его всем современным оборудованием на тот момент, постепенно стали развивать и другие направления деятельности. Партнерами стали и другие сотовые операторы – мы сотрудничаем сейчас практически со всеми крупнейшими сотовыми операторами – это и "МТС", безусловно, и "Ростелеком", и региональные компании, такие как "Вайнахтелеком", оборонный оператор "Основа Телеком" и т.д.

АЗ: Насколько я понимаю, со временем работа компании немножко менялась, правильно? Менялись какие-то приоритеты.

ВХ: Телеком был и остается наиболее приоритетным направлением, производство оборудования для этой отрасли. Но кроме этого за последние 15 лет существования компании мы развили и другие компетенции. Прежде всего я хотел бы отметить компетенцию по производству преобразовательной техники для локомотивов. В начале 2000-х гг., вложившись в разработку этого оборудования, нам удалось создать целую линейку для новых электровозов и тепловозов. По сути, нам удалось предугадать тенденцию по развитию рынка, когда на момент 2000-х гг. бытовало мнение, что локомотивостроения не будет. Также как и авиастроения или автомобилестроения. Но, к счастью, "РЖД" в 2003 году приняло долгосрочную программу по локомотивостроению, которая была реализована через дочерние компании, через заводы локомотивостроительные, а мы оказались одним из основных производителей электротехнической аппаратуры, начинки для этих локомотивов, электровозов и тепловозов. Мы до сих пор активно занимаемся этой тематикой.

Помимо этого мы вернулись, можно сказать, к истокам, т.е. к оборонному рынку. В середине 2000-х Федеральное Правительство задумалось о том, что многие радиолокационные станции остались за рубежом, поэтому надо было модернизировать оставшиеся и построить новые, чтоб полностью закрыть нашу страну от возможного ракетного нападения. Поэтому были выделены довольно серьезные деньги, и мы вошли в кооперацию по производству элементов этих станций. Собственно, сейчас этим занимаемся, производим ряд ключевых элементов для новых и модернизируемых станций противоракетной обороны.

АЗ: Хотелось бы вернуться к первым двум темам, о которых Вы рассказали: рынок сотовой связи, рынок локомотивостроения. Насколько я понимаю, это очень высококонкурентные рынки, на которых очень велика роль иностранцев. Насколько серьезна конкуренция здесь, и насколько уютно вы себя здесь чувствуете?

ВХ: Действительно на собственном нашем рынке отечественном, с моей точки зрения, отечественный производитель заранее находится в не совсем конкурентных условиях и не совсем выгодных для них условиях. Не секрет, что в России для того, чтобы развивать высокотехнологическое производство, требуются долгосрочные вложения, требуются дешевые деньги, желательно дешевая рабочая сила, определенные налоговые и другие льготы. У нас всего этого практически нет, если сравнивать, например, с Китаем. Китайское государство создало условия, когда первые 5, а то и 10 лет предприятия, которые начинают заниматься выпуском такой продукции, освобождены от налогового бремени, имеют ряд других льгот, имеют дешевые кредиты, практически под 0%, и это позволило, вкупе с наличием большого количества дешевой рабочей силы, действительно завоевать мировой рынок. Соответственно, когда эти китайские компании приходят на наш отечественный рынок, они приходят уже, скажем так, с другими мышцами, с другим потенциалом. Они сходу, например, могут предложить нашим крупным клиентам, в том числе государственным, рассрочку платежа на год, а то и более. Чего отечественные компании практически сделать не могут.

АЗ: Вы себе не можете подобного позволить?

ВХ: Мы – нет. Может кто-то может, кто, например, является частью или принадлежит банковским структурам, но мы – нет, потому что стоимость заемных средств очень велика, и кредитовать клиента крайне невыгодно. А на всех тендерах, если мы возьмем наших основных сотовых операторов, – это "МТС", "Мегафон", "Вымпелком", "Ростелеком" – и посмотрим крупные тендеры, которые исчисляются миллиардами рублей, на которых разыгрываются, например, на год вперед или на два года вперед объемы по базовым станциям или вспомогательному оборудованию, мы увидим, что в этих тендерах в основном 7, 8, а то и 10 китайских или других мировых компаний, которые в основном имеют производство в Китае, и 1-2 российские. Вот, собственно, и соотношение. И, соответственно, когда китайцам надо, они умеют упасть так, даже отчасти в убыток себе, лишь бы любой ценой рынок завоевать. Мы зачастую так упасть не можем. Просто экономика не позволяет. Однако наша компания изо всех сил держится за телекоммуникационный рынок, потому что он является сегодня максимально открытым, максимально конкурентным и позволяет действительно бороться за место под солнцем. Поэтому компания находится все время в тонусе, что позволяет оптимизировать издержки и по другим направлениям, где ситуация не так критична, где не такая жесткая конкуренция.

АЗ: А что вы можете противопоставить?

ВХ: Многие думают, что мы можем противопоставить какие-то особые отношения с заказчиком, - это не так. Дело в том, что эти особые отношения с заказчиком может сформировать любой производитель. Единственное, что, мне кажется, российский производитель может противопоставить, - это так называемая кастомизация под клиента, т.е. когда мы можем оперативно под клиента, исходя из его пожеланий, «хотелок» так называемых создать что-то особенное. И быстро это сделать. В отличие от каких-то мировых гигантов, у которых есть стандартная линейка и под определенного российского клиента они не всегда готовы «заточить» продукт, который они по всему миру продают, не могут сделать какую-то особенную железку или программное обеспечение. Вот, наверное, только этим и берем, скоростью реакции. В остальном всё очень сложно. Ценой – нет, какой-то великой технологией – тоже нет, потому что вы сами прекрасно понимаете, что технология – она тоже рождается не из воздуха. У нас, например, в компании, работает около 1000 человек, из них 70 человек заняты в НИОКР-овских работах, в разработке по сути. В компании Siemens разработческий центр – это около двух и более тысяч человек. Даже количественное превосходство налицо. Или китайская компания Huawei– там тоже в разработческом центре несколько тысяч человек работает. И, естественно, они, имея такой мощный научный потенциал, умеют достаточно быстро генерировать новые технические решения. Поэтому остается только быстро реагировать на пожелания наших клиентов.

АЗ: Владимир, вы уже говорили о том, что Министерство Обороны все чаще выступает заказчиком новых изделий. Насколько велика их роль в работе вашего предприятия?

ВХ: Гособоронзаказ в структуре выручки нашего предприятия занимает около 30 %, т.е. он не является доминирующим…

АЗ: Но очень приличным.

ВХ: Да, это прилично, действительно, это маржинальный заказ. Но и политика компании строится таким образом, чтобы максимально диверсифицировать бизнес, потому что зависимость от одного заказчика она всегда чревата. Кризис 2008 года это особенно подчеркнул, и слава Богу, что в тот момент у нас уже была диверсификация по трем направлениям, т.е. телеком, железная дорога и оборонка. Сейчас диверсификация компании шире, работаем также на нефтегазовом рынке, поставляя и производя катодную защиту трубопроводов. Мы занимаемся производством систем для транспортной отрасли. В частности для Москвы мы предлагаем системы безтурникетного прохода в общественный транспорт, работаем на рынке энергетики – как сетевой, так и сбытовой – в том числе производим энергосберегающие решения, системы и освещения. Так что, действительно, это вопрос выживаемости в наше время – диверсификация производства и каналов продаж.

АЗ: Владимир, спасибо огромное, что нашли время и пришли к нам в студию. Напомню, что вы слушали программу «Москва промышленная», и сегодня у нас в гостях был коммерческий директор компании «Связь инжиниринг» Владимир Хлебников. Оставайтесь с нами. Всего доброго. До свидания.

ВХ: До свидания. Спасибо.